Размещено на 01.10.2019

Какой будет новая цивилизация?

Новое время и новейшее время — это исторический период цивилизации науки. Наука задаёт все смыслы от конца эпохи Возрождения и до наших дней: именно наука и научный метод определяет развитие современной цивилизации и её приоритеты; главные герои нашей цивилизации — учёные-открыватели прорывных технологий; весь мир крутится вокруг споров о верности тех или иных теорий — физических, биологических, социальных, каждая из которых переворачивает мир; либеральная идеология — хороша именно для стимулирования учёных, гениальных одиночек, которые не хотят мириться с тем, что они равны другим (изобретение всяких обоснований для этого — опять же, научное). Наука определяет и то как мы воюем и то, чем себя окуржаем.

Нашей научной цивилизации предшествовала цивилизация культуры — эпоха Возрождения. В доказательство того, что расцвет культуры предшествовал науке, и давно закончился, могу привести наблюдение, что все действительно красивые современные изделия (здания, интерьеры, вещи) являются репликами идей, родившихся до середины 19в. Более поздние веяния искусства проходят скорее под маркой «необычное» (кроме contemporary art, которое уже можно описывать только нецензурно).
И сейчас мы наблюдаем кульминацию научной цивилизации, смыслы которой уже тоже порядком выдохлись.

Почему произошла эта смена?

Цивилизация культуры порождает роскошь. Эта роскошь не так безсмысленна, как может показаться, поскольку является исследованием гармонии. Однако, это всегда уникальные предметы ручной работы высоких мастеров, а потому — очень дорого и не для всех. Наука позволяет поставить на поток реплики художественных изделий (которые лишь спустя 1-2 века выродятся в квадратные табуретки из Икеи), создав конкуренцию мастерам. Со временем, научные изобретения начинают обеспечивать переотжатие капитала и имущественных прав. Так хиреет одна цивилизация и сквозь неё прорастает другая.

А что было до культуры?

В официальной истории это отмечено как «Тёмные века», но, присмотревшись пристальнее, мы увидим армию. Точнее, Армию, в том смысле, что войны были всегда, но в период Тёмных веков мы видим Орду, объединившую огромную территорию в Азии и множество христианских орд-енов в Европе. Именно Армия, с её порядком и субординацией была способом выживания и завоевания, который определял облик цивилизации.

Почему Армия уступила культуре?

Это довольно очевидный процесс: в сердце успешной военной империи или даже ордена образуется оазис спокойствия, в котором концентрируется накопленное добро и получают развитие искусства. К примеру, Великий Новгород до Смутного времени не имеет постоянных стен: историки несут какую-то ересь про переносные стены, но в реальности он просто настолько злой в военном отношении, что стены не нужны, а это — лишь периферия Орды. Предметы роскоши востребуются высшими чинами, а в особенности, их детьми. И так, глядишь, через пару поколений отпрыск воинственного полководца уже и не помышляет ни о каких подвигах за пределами дворцовых стен и увеселительных мероприятий.

А до Армии-Орды что было?

Что в Европе было — не знаю, а на Российских просторах было староверие, а староверие — это, как есть, система ценностей труженика — пахаря и ремесленика. Труженики, увы, пройдя вершину своего расцвета, затем уступают Армии: с одной стороны, у них становится достаточно много добра, которое можно отобрать. С другой стороны, банды, приходящие их пограбить, постоянно выбивают их из ритмичного годового трудового цикла и заставляют самих профессионально брать в руки оружие. А воин пахать не может — потому что пахота — это занятие постоянное.

Что предшествовало труженикам?

Историки, один фиг, толком не знают — у них древние века с новыми так себе замыкаются. Но, если поглядеть внимательно на описанные типажи, то до тружеников должны быть… учёные! Учёные за свой цивилизационный век накапливают много знаний, но их внедрение не является целью учёных, им не до пустяковых нужд людишек, когда у них кванты пригорают. Поэтому, когда у учёных, в очередной раз, скапливается критическая масса знаний, труженики получают возможность всё это повнедрять в повседневную жизнь. И как только это внедрение начинается, на него направляется денег/ресурсов кратно больше, чем учёным. Так хиреет наука. Она по прежнему остаётся в почёте, но уже с гораздо меньшим финансированием.
Возможен, правда, и другой исход — когда технологии, порождённые наукой настолько ушатывают мир, что после этого труженикам ничего не остаётся, кроме как снова взяться за плуг. Так, вероятно, было после событий описанных в Махабхарате. Да и нам ещё не поздно, но я надеюсь, что чаша эта нас минует.

Когда наступает конец очередной цивилизации?

Надо понимать, что описываемые смены — не мгновенны: новая идеология должна зародиться, вызреть, обрести силу, опрокинуть прежнюю, расцвести и создать новые достижения до насыщения, которое даст возможность зародиться следующей идеологии.
Т.е., большую часть своего века новая цивилизация зиждется на почве кормящей её материнской. Когда же шлейф материнской цивилизации иссякает, вместе с ним иссякает и сила, питающая современную цивилизацию — и она, перестав расти без подпитки, сама становится почвой для следующей.

Почему именно такой порядок?

А в каком-то ином порядке расставить эти фазы не получится: труженику нечего предложить учёному, военному нечего отобрать у учёного, потому что он сам ничего не создаёт, нефункциональная культура не может развиться ни на базе тружеников ни на базе учёных, поскольку они функциональны и прагматичны, ну и т.д.
Воюют, при этом, конечно, во всех фазах, так же как и творят прекрасное, считают звёзды и возделывают поля. Вопрос в том, кто в этот момент получает основные ресурсы, и кто определяет смыслы.

Если описанные выше наблюдения имеют место в реальности, то мы сейчас стоим на пороге очередной смены цивилизационного цикла и следующей на очереди будет цивилизация тружеников (и инженеров).

Что можно ожидать от происходящей сейчас смены цивилизационного цикла?

* В первую очередь (хотя и незаметно) — смена мировоззрения: Учёный — это всегда конкурирующий либерал, потому что именно самый умный должен иметь больше шансов выбиться вверх и что-то открыть. Труженик же (в т.ч. и инженер), напротив, по природе своей деятельности вынужден кооперироваться, результат его деятельности целиком зависит от его соратников и поставщиков по всей цепочке производства. Поэтому, рост коллективизма и важность успеха коллектива в целом, а не индивидуума будет иметь естественную мотивацию. Собственно, мы это уже наблюдаем по всему полю, в первую очередь, варварски, типа Mee To, ЛГБТ и прочих объединений ради хрени. Но затем в России, где будет сочетание труда и совести, это всё стабилизируется примерно в духе староверов. На Западе будет сочетание труда и закона и Бог знает, как это будет выглядеть — пока что им светит блохчейн и цифровой концлагерь.

* По экономике можно ожидать усиление начавшегося притока капитала в технологии, и, соответственно, оттока от науки. Снижения значимости всяких хитрых ходов, финансовых манипуляций и рост значимости крепкого реального хозяйства.

* По технологии можно ожидать очень серьёзного увеличения прикладных способностей гаджетов, аддитивных технологий, роботов и прочих автономных устройств. Потом про это опять сказки сложат… там скатерть самобранка, шапка-невидимка…

* Россия опять будет на коне, потому что это именно то место, где труженики имеют достаточно смекалки, чтобы строить походя, из г*на и палок, не прерываясь на дорогой НИОКР и не делая из этого фетиша.

* Квалифицированные труженики, которые глубоко ориентируются в своей предметной области (а лучше в нескольких) будут в большом, и даже перегретом спросе — как сейчас программисты. У староверов считается, что отрок должен на выходе в люди освоить 7 профессий в своей предметной области, а дока — 40.

* Заметно глазом всё это станет с углублением экономического кризиса, когда США не смогут больше столь же активно вливать в НИОКР и станут заметны массовые процессы по-меньше.

* Долгосрочным инвестиционным трендом сейчас можно считать вложения в создание доступного инструментария на базе высоких технологий.

* Продлится это примерно лет 400, а потом, если человечество не научится сознательно управлять этим циклическим процессом, инициируя безкризисные переходы по естественному сроку, будут войны, которые, сотрут-таки нахрен всё что можно.

Ну, это, конечно, только если цивилизация переживёт нынешний переход 🙂

1+

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.